Коневодство в крови. Михаил Николаев уехал из города и предпочел свой табун и дом в родном селе

Даже если случится самый страшный экономический кризис, которым сейчас пугают все население Земли, можно не сомневаться, что якутяне выживут благодаря уникальности якутской лошади. На протяжении сотен лет наши «сылгы» обеспечивают своих хозяев пищей, одеждой и являются самым надежным средством передвижения.


Празднуя в эти дни республиканский День коневода, испытываешь невольную гордость за то, что нам удалось сохранить наследие предков, которое остается нужным даже в век нанотехнологий.

Журналисты побывали в селе Тамалакан Верхневилюйского района, где коневодством решила заняться молодая чета Галины и Михаила Николаевых. А ведь они по профессии не аграрники, а медики…

Табун в загоне

Михаил встретил нас во дворе своего дома. Они с супругой и двумя дочками живут пока в старом отцовском доме. Тут же во дворе высится двухэтажный сруб, который супруги возвели своими силами и не успели закончить.

Глава семьи показывает нам свой небольшой табун, который кормится в загоне. Я, пользуясь случаем, прошу его попозировать верхом на лошади. Михаил соглашается, а вот коняшке эта затея не нравится. Она недовольно вертится и не хочет стоять на месте.

– Ее зовут Мерседес, она из бывших скаковых, со своим характером, – оправдывает свою лошадь заботливый хозяин и предлагает. – Давайте лучше я жеребца возьму под уздцы.

Жеребец – это самый главный персонаж в табуне. Все остальные кобылы – его гарем. Совсем скоро у лошадок появятся жеребята – кулунчуки, и тогда чужаку подойти так запросто к табуну будет невозможно. Сейчас табун относительно спокоен, и я без страха гуляю вместе с ними в загоне.

Михаил ловит жеребца, и мы наконец-то делаем снимки.

Традиции меняются

В прежние годы, чтобы увидеть табунщика в работе, мне пришлось бы выехать подальше от села на коневодческую базу. А сейчас лошади пасутся недопустимо близко от населенных пунктов, что, по мнению знающих людей, не есть хорошо.

Во-первых, летом они отбирают выпасы у коров, которые зимой стоят в теплых хотонах. Во-вторых, и сами лошади теряют свою «одичалость», благодаря которой эти животные выживают в суровых зимних условиях Якутии под открытым небом.

Человеку нельзя их баловать, подкармливать, подлечивать. Чем суровее условия выживания, тем чище кровь, порода, разбавлять которую нужно не теплокровными собратьями, а такими же дикими животными из других районов. Михаил недавно привез с этой целью жеребца из Олекминского улуса.

– Наверное, это веление времени, – делится своим мнением начинающий коневод. – Сейчас в некоторых селах нет коллективных хозяйств, где можно работать профессионально коневодом, а у частников нет средств на строительство баз с зимовьями и загонами вдали от сел. Вот и держат лошадей возле населенных пунктов. Сейчас мне так удобнее, потому что я работаю, и для меня коневодство – просто подспорье. Но если буду увеличивать поголовье, то, наверное, придется задуматься и о базе, и о создании коллективного фермерского хозяйства, найме работников.

Семейный альбом

Немного поговорив во дворе, мы заходим в дом, где нас встречает гостеприимная хозяйка Галина. Девочки были в садике, поскольку карантина еще не было. В доме, за чашкой горячего чая с теплыми оладушками, мне показывают семейный фотоальбом.

Михаил – старший из четырех сыновей в интернациональной семье Николаевых. Самая младшая, долгожданная дочка, сестренка Михаила сейчас учится в школе.

– С детства я, будучи старшим сыном в большой семье, много времени проводил с отцом, – говорит Михаил. – Отец учил нас трудиться, заниматься спортом, охотиться и часто с малых лет брал меня с собой, чтобы я учился всем житейским премудростям на практике.

Мама Михаила приехала в Якутию с мужем из соседнего Приморского края. Родители поженились в годы студенчества. Большая любовь помогла преодолеть и километры, и разность культур. Она быстро научилась говорить по-якутски, готовить и управляться с хозяйством не хуже северных селянок.

Николаевы в 2009 году удостоились высокого звания лучшей интернациональной семьи на республиканском фестивале «Семья года-2009». Получили грамоту из рук тогдашнего президента Якутии Вячеслава Штырова.

Семья медиков

Детство у Михаила было очень счастливым. Он закончил школу и поступил в медицинский колледж, где встретил свою половинку. Галина родом из Нюрбинского района. По окончании учебы молодые, у которых уже была старшая дочка, попробовали пожить в городе.

– Я работал в городской клинической больнице, – вспоминает Михаил. – Работу свою люблю, но вот жить в городе без собственного жилья трудно. Мы арендовали жилье, и поэтому всегда ощущалась нехватка денег. Лучше жить в деревне, иметь свое хозяйство.

Возвращение

Но переезд в село был вызван еще и большим несчастьем. На 42-м году жизни трагически погиб отец Михаила.

– У родителей было большое хозяйство, поэтому я вернулся домой. К тому времени у меня подрастали братья. Второй после меня сын, известный среди любителей спорта Эрчим Баппагай, только начинал свою спортивную карьеру. Я должен был позаботиться о своих близких. Так учил меня отец.

Младшие братья Михаила тоже активно занимаются спортом и обещают стать весьма успешными на этом поприще. Мама с сестрёнкой живут в Нюрбе. Теперь Миша ответственен за всех своих близких.

Супруги поселились в отчем доме, и в Тамалакане появилась еще одна молодая и активная ячейка общества. Михаил хорошо поет, выступает в самодеятельности. Супруга занимается дочками. Вместе с Михаилом они являются победителями всевозможных конкурсов и смотров. А старшая дочка Виолетта еще и ездит с отцом на охоту, где справляется не хуже мальчишек.

Коневодство в крови

– Когда я был ребенком, отец подарил мне жеребенка, которого я назвал Нохоо, – рассказывает Михаил. – Я сам ухаживал за ним, кормил, объезжал, когда он немного подрос. На нем постигал все азы коневодческого дела.

В семейном альбоме сохранилась фотография, где подростки Миша и Эрчим держат трехгодовалого Нохоо под уздцы. Он и сейчас пасется в табуне.

– Я бы не сказал, что держать лошадей выгодно, но у меня эта потребность сидит в крови. Лошади – удивительные животные. Они очень умные, у каждой особи свой характер.

– Как вы умудряетесь работать, если периодически ездите в районную больницу на дежурства?

– График с дежурствами, напротив, позволяет так работать. А лошади – это не коровы, за которыми нужен ежедневный уход. Достаточно выполнять все сезонные работы и периодически приглядывать: не заболели ли, не исхудали, не ушиблись?

– Вы планируете и дальше держать лошадей?

– Сейчас у нас одна забота – нужно достроить собственный дом. Нашего села коснулось сокращение участковой больницы. Теперь Галя работает на полставки в местном ФАПе, а я езжу в райцентр. Коневодство на данном этапе пока только подспорье, не заработок. Но поскольку мне нравится эта деятельность, я буду держать лошадей и дальше, – отвечает Михаил.

Глядя на него, понимаешь, что благородная и такая трудная профессия табунщика будет, пожалуй, во все времена. С Днем коневода!

Источник: ЯСИА, автор Мария Павлова